Боевое крещение.

Арзак\Амир Алекс\Раян

Глава 1

Арзак запрокинул голову, и сжав зубами сигарету, выпустил в воздух облачко темного дыма. Раян закашлялся и помахал перед лицом ладонью, разгоняя
непроницаемую пелену сигаретного дыма.
- Ну и что там дальше было? - Амир внимательно посмотрел на Алекса и грациозным движением убрал волосы с лица. А геем быть не так уж и плохо,
девчонки не пристают, хоть я и такой красивый. - Ты обещал рассказать чем закончился концерт.
- Ну... как обычно... - Арзак поправил на шее черный платок с нашивкой любимой группы - rammstein - и почесал небритый подбородок. Он побещал
отпустить бороду и отрастить волосы, пугая друзей, но обходился хвостиком и двухдневной щетиной. - солист что-то орал на немецко, остальные тоже
ему вторили, мне надоело слушать их ор, вот я и ушел...
- Ну и дурак, - Раян скатился с кровати и посмотрел на недовольного Арзака - в его взгляде были смешанные чувства, преzрение, непонимание, неодобрение,
- они и так приезжают в наши дебри редко, упустить их концерт - грех, даже для таких безбожников, как мы.
- Кстати... на счет грехов... - Амир хитро сверкнул глазами и пробежался по спине задремавшего Алекса. - у нас фанфик стоит, и мы... вроде собирались
его читать.
- А меня трогать не обязательно! - Алекс отпрянул от ухмыляющегося друга. - если ты - гей, не обязательно и других делать голубыми.
- А я думал... ты хочешь.... - в голосе Амира звучало откровенное разочарование. Когда он так смешно хмурился, то становился очень милым, хотя
и так был очень красивым: черная челка бросала тень на светлое лицо, серые глаза смотрели разочарованно и обиженно, тонкие губы поднимались; он
повернулся к Арзаку и взял из пачки сигарет одну и закурил вместе с другом. - вы меня глубоко уязвили... я не ожидал от вас такого предательства..
- Да и теперь, чтобы восстановить справедливость, вам придется... утешить его. - Арзак понял шутку друга и решил подыграть ей. - А мы отметим - у
меня как раз отсталась неначатая бутылка Мартини. Отказов не принимаю, даже от тебя, Алекс.
Юноша смущенно потупился. Его замкнутость не давала своему хозяину раскрпоститься в полной мере, и только в кругу друзей, или за
бутылкой какого-нибудь крепкого напитка он чувствовал себя развязно, и хоть как-то походил на Арзака или Амира. Раян был некоим промежутком,
мостиком, соединяющим стыдливого друга с двумя геями-извращенцами. Сам он редко принимал участие в их веселье, в заигрываниях, а только стоял
в стороне и смеялся вместе Алексом над взаимными шутками. Иногда, когда Амир брал верх, Арзак - что было для него крайне редким - густо краснел
и, если был в состоянии алкогольного опьяниния, что тоже было нечасто, лез с кулаками к другу. Но потом шуточная драка заканчивалась бутылкой
водки, пьяным поцелуем в шечку и иногда - вот радость для Амира! - в шею или... на это Алекс и Сэм старались не смотреть. Все вело к ночи в одной
постели, хотя оба друга, хорошо воспитанные и прекрасно знавшие друг друга, редко позволяли себе такие вольности, потому что знали, что это может
сказаться на их дружеских отношениях(подчеркиваю: дружеских! от настоящих друзей большего и не ждешь.) c Раяном и Алексом.
- Эй, кончайте пялиться друг на друга! - обиженно воскликнул Алекс. Он уже начал скучать без фанфиков, в обществе двух геев и друга, жадно пожирающего
глазами экран компьютера с включенной мозилой.
- А ты сам уже кончаешь от зависти. - в тон ответил ему Амир и нежно обнял Арзака за шею. Алекс вспыхнул, но Раян успел остановить его, положив руку на плечо.
- Разливай Мартини, я сейчас приду на кухню, в след за тобой, только с голубками переговорю.
Алекс надулся, но ушел в соседнюю комнату, из-за огромного колличества содержащейся там посуды, названную кухней. Трое услышали,
как громко, совно ладонью по мокрому, шлепнул выключатель, и только тогда Раян осмелился заговорить:
- Так, вы оба.Ведите себя приличней. Алекс не очень жалует ваши отношения...
- Тебе что-то не нравится?.. - Амир игриво посмотрел на Раяна и лизнул Арзака в шею, медленно проведя языком по шершавой коже. Слюна тугой
капелькой остановилась слева от горла юноши.
- Ах ты... развратник! - в ярости воскликнул Раян и звонко ударил Амира по лицу. Гей схватился за бордовую щеку, но на его лице плавало торжествующее
выражение: Раян был не в пример тихим, и если его вывести из себя - что умели только Арзак или Амир, и никто больше - на друга должна была
обрушиться волна праведного гнева. На сколько он может быть праведным у извращенца. - Я тебе что сказал?
- Амир... правда, прекрати, - Арзак с укором посмотрел на притихшего друга. - Не всегда твои шутки уместны. Я согласен, Алексу сложно с такими,
как мы... мы обязаны ему помочь, ведь мы... его друзья...
- У вас там все в порядке? - из кухни донесся голос встевоженного Алекса. - Если эти озобоченные будут к тебе приставать, у меня есть скалка, одного
удара будет достаточно, чтобы избавить нас от пошлых шуток минимум на неделю.
- Ты жестокий! - капризно крикнул ему Амир, догадываясь, на кого намекает их общий друг, - Скалкой - это же больно! Если нежно... попросить,
эффекта будет больше... да и удовольствия тоже...
- Помни, о чем я тебя попросил. - Раян сверкнул глазами, и оставив сладкую парочку наедине, вышел из единственной комнаты, и направился на кухню.
- Все в порядке? - Алекс стоял спиной ко входу и молча глядя в окно, протирал граненые стаканы, предназначенные Амиром специально для спиртного.
На столе лежала верная скалка, похоже, Алекс был тверд в своем решении показать Амиру, что таке искры из глаз.
Раян не уставал удивляться, как же много посуды скопилось в небольшой квартире Амира, хотя сам он готовить не умел. Завтраки, обеды и
ужины готовил Арзак, как нри странно, прекрасный кулинар, знал наизусть, помимо текстов песен любимого rammsteinа, кучу вкусных рецептов, от
которых трое друзей мечтательно облизывали пальцы и оставалась гора посуды, которую, кстати, тоже мыл Арзак. Скалки, противни, всевозможные
кастрюли, миски, тарелки, разнообразнейшие ложки для пробы супов, соусов, приправ... Да это был действительно рай - рай для шеф-повара, коим и
являлся Арзак, пока не сочинял очередного романа, готового к выходу.
Алекс внимательно, и даже мечтательно вглядывался в темноту московских улиц, думая о чем-то своем, сокровенным, чем бы никогда не
поделился с Раяном, а тем более с Арзаком и Амиром. Задумчивое выражение не оставляло его лица, что делало его прекрасным, короткие светлые
волосы мягко шевелил сквознячный ветерок, пробившийся сквозь приоткрытую щелку в окне. Чего это Алекс решил проветрить?...
- Закрой окно, простудишься, - заметил Раян, бесшумно походя к юноше, что-то дикое и примитивное пробудилось в нем, что даже он, с его железной
волей и характером с трудом получалось. Он сверлил глазами затылок Алекса, так и не отреагировавшего на его слова. И заставил его обернуться.
- А?... - Алекс хотел было что-то сказать, но горячий, страстный поцелуй не дал ему сказать и слова. Непонятные действия Раяна так ошарашили его, что
он даже не пытался сопротивляться. И только когда Раян отстранился от него, Алекс поднял на него голубые непонимающие глаза. В них не было ни
отвращения ни злости, ничего - только непонимание. И это обрадовало и успокоило Раяна одновременно. Может, он объяснит все, и тогда Алекс не
станет гнать его, постарается понять... А ведь ему так нужна поддержка... именно сейчас...
- За что?... Почему ты так поступил со мной? - теперь во взгляде Алекса проступило разочарование и горечь.
- Похоже... я люблю тебя... - Слoва давались Раяну плохо, так же как и объяснения. - Это уже давно, и я больше не могу тебя сдерживать, либо прогони меня,
либо удели хоть чуточку внимания... чтобы... я стал самым счастливым человеком на земле. Потому что... у меня будет человек... который меня любит...
- А это, случаем, не глупая шутка Амира? - подозрительно спросил Алекс, но в его глазах, - а Раян прекрасно умел читать по глазам, - проблескивало
облегчение. - Я тоже давно хотел тебе сказать... но ты уже высказался за меня... сказал все... ьы ведь тожде мне нравишься... гораздо больше, чем эти
извращенцы, лезущие ко всем со свой любовью. А ведь это такие чистые чувства, их нельзя осквернять похабством и пошлостью, понимаешь?
Раян проникновенно кивнул: он действительно понимал, о чем говорил его мудрый друг, ведь он даже мечтать о таком не смел... а тут ему
предлагают его счастье...
Он склонился к лицу Алекса, и помедлив, нежно поцеловал его в губы. Но Алекс не отстранился, он принял его и мягко, неумело обнял его.
Раян понял его намерение, и тоже обнял его, прижимая к себе хрупкое тело младшего друга. Теперь между ними была не просто дружба или привязанность,
это переросло в настоящую любовь, взлелеянную, словно нежный цветок, и теперь она распустилась во всей своей красе. Теперь во взгляде Алекса
не было неуверенности или замкнутости - там была только нежная, трепетная любовь, которой обя друга не дадут оборваться.


- Амир, я уже устал тебя целовать, хотя мне это и нравится. - жалобно заметил Арзак, поднимая на друга зеленые глаза от его шеи. - И меня уже губы
стерлись... Теперь твоя очередь...
- Хорошо, но я... буду жестче... - в голосе Амира слышалась твердость, но в то же время Арзак понял, что друг готов учесть его мнение. - Ты же знаешь...
я хочу тебя... всегда...
Арзак тоже посмотрел на выпуклость на штанах друга.
- Это будет, но позже, я обещаю. - прошептал он, - А сейчас... я схожу посмотреть, что произошло с нашими друзьями... Уж очень тихо...
Амир недовольно посмотрел на друга, но разжал объятия, и по-кошачьи лизнул Арзака в щеку.
- Я люблю тебя, и... буду ждать, куда бы ты не делся. - он ответил ему, и его глаза снова игриво сверкнули. - От меня никуда не денешься!
Арзак позволил себе улыбнуться, и встав с кресла, отправился на кухню, готовясь пошутить о медлительности двух друзей.
- Оп-па, - при виде целующихся Раяна и Алекса, он в шоке привалился к дверному косяку и вытаращился во все глаза. - Ну ни фига себе!
Эй, харе!!! А кто еще нас помыкал, будто ведем себя развратно! Тоже мне...
- Мы то, в отличии от вас, любим друга... - заметил Раян, отлепившись от Алекса, чьи глаза восторженно и влюбленно сверкали.
- И мы, кстати, тоже. - в дверном проеме появился Амир, и подхватив Арзака за талию, таржественно провозгласил. - Отныне, среди нас нет обычных
людей, только геи. И поэтому, я предлагаю отпразновать столь замечательное событие... практикой?
Алекс и Раян в ужасе переглянулись: хоть они и любили друг друга, но не были готовы к такому близкому контакту.
- Давайте, соглашайтесь! - Арзак высвободился из объятий друга, и подхватив бутылку Мартини и четыре стакана, направился в комнату, и из-за двери
донесся отдаленный отблик его интонаций. - Чувствую, сегодня мы повеселимся на славу. Сегодня - ночь равноправия!...
Раян и Алекс покраснели и последовали за Амиром, бесшумно вышедшим из комнаты.

@темы: слэш, стеб, драма, романтика